Новости

» Все новости

Блефаропластика: откровения пациентки

В одно непрекрасное утро я увидела в зеркале, что глаза открыты, но как-то не так, не так, как обычно. Веки напоминали приспущеные шторки иллюминатора. Помните такие в самолете, если ими прикрыть половину самолетного окошечка. Вроде бы прошлым вечером не было ни пива, ни встречи с подругами со всеми вытекающими, ни просто жажды с минералкой, но шторки были….И стояли так сурово, что было понятно, подниматься они не собираются. И никто поднять их уже не в состоянии. И это навсегда. В это время почему-то подумалось: оперировать, не дожидаясь перетонита!...  После нескольких таких уренних полузакрывашек решение, что делать и быть или не быть, пришло сразу. Та, нужен телефон. Конечно, дозвониться врачу утром – дело не реальное. Операции, осмотры… А в это время, мозг выдает непонятно откуда взявшуюся информацию, что блефаропластика верхних век – это, где-то, месяц чудесного лица с громадным отеком глаз и цветом близким к предгрозовому небу. Когда оно такое черное-черное, но где-то с красным и фиолетовым.

До вечера дозвониться так и не удалось, но было время прочитать в интернете разные комментари. И вот вторая тревожна мысль – о, ужас, я буду чувствовать боль во время операции, потому что, здесь цитата из интернета……про плохую анестезию . Хорошо, что потом, во время консультации с врачем я свалила все на глупую подружку, которая мне про это и рассказала… Чувтсвовать во время операции боль, Господи, какая чушь. Очень милый анестезиолог не провожает тебя в последний путь и не жаждет причинить тебе невыносимую боль, а очень профессионально готовит к анестезии и говорит перед самым лучшим сном в моей жизни: скоро увидимся! Да, а еще некоторые личности рассуждают на тему, что могут дать «плохую» анастезию. Знакомо, слышали? Я поняла, что ТАКИЕ вещатели будут всегда, даже через сто лет, когда, может, и анестезии не будет. 


А дальше я с большим нетерпением стала ждать дня операции. И он пришел. Рррраз и все. Самым тяжелым во всей этой истори для меня было его ожидание. Все, что было потом, просто ерунда. Конечно, отек, конечно, цвета грозового неба, но у меня все прошло через неделю! Ходила на работу в темных очках и не стеснялась, что какая-нибудь бухгалтерша начнет «перемывать» мою блефаропластику. Ведь это касается только меня, моего желания и моего решения. Теперь, что касается послеоперационного эффекта. Я скажу так. Создатель придумал строение наших глаз, что бы мы делали верхнюю блефаропластику и не волновались, что шрамы будут видны всем. Не видно ничего! И это с учетом того, что я не пользуюсь косметикой, ни пудрой, ни тенями. Иногда, в честь праздника, только тушь для рестниц. Но, если быть откровенной до конца, точно могу сказать. Если кто-то, ночью, с мощным фонарем посветит мне на веки, в то время, когда я буду крепко спать, он, скорее всего, увидит небольшие, даже не знаю, как это назвать, небольшие полосочки. Но это ЕСЛИ, КТО-ТО И С ФОНАРЕМ…. Я довольна, что мои глаза открыты, а взгляд молод, как двадцать лет назад.  И извините за «болезненную» и «плохую» анестезию и все дурацкие рассказы «моей подруги», которые Вы выслушали с потрясающим терпением. Я Вам верю.

вверх